ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Фронтовые записи погибшего студента ГИТИС
Выступление фронтовой агитбригады перед ранеными бойцами. Второй справа - Василий Пластинин. Калининский фронт, 1942 г. Из фондов РГБИ

Василий Пластинин поступил в ГИТИС в 1940 году на курс, которым руководил М.М. Тарханов, а в июле 1941 года восемнадцатилетний студент был зачислен в истребительный батальон Краснопресненского района Москвы. В конце 1941 года московские истребительные батальоны влились в состав действующей армии, и Василий попал на фронт, но не потерял связи со своей творческой специальностью — он стал выступать в группах красноармейской художественной самодеятельности. Весной 1942 г. ему довелось принимать непосредственное участие в боях, в апреле 1943 г. он был награжден медалью «За боевые заслуги», а в начале 1944 года он погиб. Сохранились дневниковые записи и письма Василия Пластинина, а также фотодокументы, свидетельствующие о его самоотверженной актерской работе в рядах Красной Армии.

Письма с фронта

17 апреля 1942 года
Здравствуй, дорогая Наташа!
Собрался-таки тебе написать черт знает когда, да все не было времени, да и настроения тоже. Как живете? Чем занимаетесь? Как саратовские? О своем житье-бытье можно писать или очень много, или ничего не писать. Мне по душе последнее. Скажу только, что все время это мы были санитарами-носильщиками, а теперь возвращаемся к своей прежней деятельности — в агитбригаду. Учим стихи Симонова. Толя — «Жди меня», я — «Письмо другу», «Сына артиллериста» учит Моня.
Москва не перестает притягивать все наши мысли и чувства. Напиши, пожалуйста, о наших знакомых, в ней оставшихся. Прости, что в голову ничего не лезет. На этом кончу. Обязательно напиши ответ подробный и интересный. Наверное, из дома тоже писали в институт обо мне. Если нетрудно, ответь, им, а то мои письма долго идут. Заранее очень благодарен.
Вася


1 мая 42 года
Здравствуй, Наташенька! С праздником!
Мы ждем с нетерпением твоих писем с институтскими новостями. Ты ведь понимаешь, что это такое — письмецо с приветом и новостями для тех, кто так далеко от друзей и родных.
А мы сегодня почему-то поняли, что вернемся к вам очень и очень нескоро. Как вы там? Где Мила Шапошникова? Нет ли чего от Лизы Крюковой? Как себя чувствуют наши любимые учителя Нина Павловна Збруева и Елизавета Федоровна Саричева? Привет им от нас нежный.
Вася


Конец мая 1942 года
Здравствуй, дорогая Наташа!
Последнюю открытку отправил тебе 1 мая. Моню ранили 18 апреля и до сих пор от него ни слуху ни духу. Идти в госпиталь он не хотел, но... На следующий день фрицы предприняли контратаку. Ее отбили. Стало потише и потянулись долгие дни одиночества. Толю перевели в клуб дивизии, а я — я не мог спать по ночам, до того хотелось вновь увидеться со всеми вами, снова заниматься… Все думал, Мечтал…
Представлялось во всех подробностях: вот я вхожу в желтые двери института, вот поднимаюсь по лестнице, вхожу в малый зал... Да что говорить... сама, наверное, все прекрасно понимаешь. Но есть еще мысль-молния. Она пронзает все — потерянного не вернешь! Год, пропущенный год наверстать трудно, а и можно ли?
Уйдя из полка, Толя действовал, конечно. Он, как зам. нач. клуба вел подготовку к смотру самодеятельности. Смотр этот состоялся 14 мая. Я в нем участвовал. Приказом по дивизии я был премирован 100 р. и мне была объявлена благодарность.

Дневники

10 июля 1942 г.
Тревога зудящая, гнетущая. Нет ни минуты покоя. Все мое существо наполнено каким-то ожиданием. Мозг не перестает лихорадочно работать. Все это создает гипертрофию мысли, парализующую действие. Как это мучительно! Я создал себе иллюзию, что хорошее настроение приносит несчастье и потому боюсь улыбнуться (не говоря о смехе), боюсь мурлыкать (не говоря о пении). Время тревожное: пришел приказ об эвакуации населения Нелидовского и Октябрьского районов. Недавно изрядно потрепали 1210-й полк. Из медсанбата взяли на передовую 28 человек.

11 июля 1942 г.
Когда я проводил Моню, два дня места себе не находил, да глаза были на мокром месте. Это был друг. Случайно узнал, что он в госпитале, в Иваново. А адреса никто не знает. Ведь полтора года мы не отходили друг от друга и с начала войны спали на одной койке.

12 августа 1942 г.
Собираются постепенно участники самодеятельности. За время существования нашей агитбригады мы очень подружились — все такие чудесные ребята и девушки. Если не перестану вести дневник, то о них, моих друзьях, буду писать много и подробно.

13 августа 1942 г.
Днем было вручение орденов. Орден Красного Знамени получил бывший боец истребительного батальона Красной Пресни Толя Сидоров. Теперь он уже лейтенант.
Начался концерт. Я начинаю его монтажом из статей И. Эренбурга. По глазам сидящих в зале видел, волнует. Стихи о «Наших батальонах» читал, чтобы в каждой строчке, в «каждом слове звучала гордость за Москву, за москвичей. Ведь дивизия-то наша московская. Аплодировали здорово, а комиссар Волгин с сияющими глазами кивал мне головой. А еще в программе играл «Кашевара».

14 августа 1942 г.
Вчера не успел дописать. Пишу сейчас. Концерт прошел с большим успехом. Хорошо принимали наших частушечников Малышеву и Исаева. Кричали «бис» и «автора».

15 августа 1942 г.
В нашей дивизионной газете сегодня заметка: «Вручение правительственных наград». А еще там Написано: «награжденным бойцам и командирам был дан концерт силами красноармейской художественной самодеятельности. Концерт прошел с большим успехом». Это про нас.

9 апреля  1943 г.
Взята Абинская, что под Новороссийском и Сафоново у Дрогобыча. Четвертый день обслуживаем полки. Сегодня идем в 659-й, завтра — 306-й, послезавтра — 436-й.
Вчера концерт во втором батальоне давали под аккомпанемент артиллерийской и минометной стрельбы, в километре от линии наших окопов.
В общем, даем теперь концерты на самой передовой. В батальоне Мухартова играли в 800-х метрах от немцев, они даже прекратили стрельбу, видно, тоже нас слушали. После концерта бойцы в нашу честь выпустили три мины по фрицам.

10 апреля  1943 г.
Сегодня из дивизии передали сообщение, что я награжден медалью «3а боевые заслуги».

4 мая  1943 г.
Вчера в 17.45 отъехали от ст. Ломоносово. Закончился очень важный для меня этап — Калининский фронт. Вечером приехал в Землы, а потом Ржев, Зубцов, Погорелое Городище. Через 193 километра — Москва!

5 мая  1943 г.
Вот она, Москва! Покровское-Стрешнево. Нет слов! И некому сообщить о моем местонахождении.

6 мая  1943 г.
Вчера дали увольнительную. И вот я в Москве, в городе, о котором мечтал полтора года. Бегу по Пушкинской к Леве Штейнрайху. Нет дома. Бегу на Неглинную‚ к Анатолию. Открыла мать. Приняли чудесно.
Накормили и уложили спать в мягкую постель с двумя простынями и подушкой. Обидно только, что ночь проспал молниеносно.
Утром пошли в институт — он теперь в помещении Щукинского училища, на Собачьей площадке. Занятия начались. Долго не решался, потом зашел. Что-то пробормотал. Все загалдели, зааплодировали. Не знал, что делать от смущения.

11 мая 1943 г.
Продолжаю вспоминать, что было: назавтра пришли в институт, когда занятия кончились, вернее, был ‚перерыв до пяти часов — предстоял показ Михал Михалычу [Тарханову].
Сидит одна Кэ-Ин. «Здравствуй! — притянула меня к себе. — Тебя Валентина Ивановна очень хочет видеть. Почему ты к ней не зашел?»
И вот я мчусь по улице Горького. Чуть было не пробежал переулок Садовских. Вот и дом. Не чувствуя под собой ног, поднимаюсь на ‚второй этаж.
«Здравствуйте, Валентина Ивановна». Она поцеловала меня в щеку. «Ну, садись, рассказывай». Я сел. Оба молчали. Я смотрел, не отрываясь, на это дорогое мне лицо.
— Вы с фронта приезжаете совсем другими, духовно богатыми, щедрыми — вот и Нина Суржикова приезжала иная, красивая и целеустремленная...

13 июня 1943 г.
Вечера давали концерт в д. Шатилово, в госпитале. Деревня прилично сохранилась. В центре — церковь. Почему-то с крыш всех церквей в округе содрано железо. Видно, немцы очень нуждались в железной кровле. В церковном дворе оборудован «клуб»: широкие подмостки с кулисами из госпитальных одеял. Какая акустика! Начальник госпитального клуба — москвичка с ул. Казакова, училась до войны в Институте им. К. Либкнехта. Очень приятно было встретить москвичку и поговорить о столице. А какой был дивный концерт! Как нас принимали! После каждого номера были такие продолжительные аплодисменты, что мы не могли «двигаться» дальше и многое повторяли на «бис». А я повторял все свои номера. Это был самый приятный концерт за всю мою жизнь.
У церкви в Шатилове стоит памятник. На одной стороне: «Статский советник Николай Александрович Дурново. Родился 24 апреля 1840 г. Скончался 14 сентября 1912 г.» На другой стороне: «Жена статского советника Анна Дмитриевна Дурново. Родилась 19 июня 1848 г. Скончалась 2 марта 1890 г.»

1.  Борисов А. Из фронтовых дневников студента ГИТИС. // Театр. 1975. № 5. С.78-89
2. Наградной лист на В.Н. Пластинина. Апрель 1944 г. // ЦАМО. Ф. 33. Оп. 682526. Д. 854. Л. 139.
Выступление мастеров художественной самодеятельности в пути при следовании по железной дороге. Второй слева на переднем плане — Василий Пластинин. Лето 1943 г. Из фондов РГБИ

Выступление мастеров художественной самодеятельности в пути при следовании по железной дороге. Второй слева на переднем плане — Василий Пластинин. Лето 1943 г. Из фондов РГБИ
Наградной лист на стрелка взвода управления 4-й Московской стрелковой дивизии (155-я сд) Василия Николаевича Пластинина с изложением личных заслуг. Апрель 1944 г. ЦАМО. Ф. 33. Оп. 682526. Д. 854. Л. 139

Наградной лист на стрелка взвода управления 4-й Московской стрелковой дивизии (155-я сд) Василия Николаевича Пластинина с изложением личных заслуг. Апрель 1944 г. ЦАМО. Ф. 33. Оп. 682526. Д. 854. Л. 139


Информация добавлена: izo RGBI



Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Сайт «Солдаты Победы» —
лауреат конкурса
«Слава РОССИИ» 2014 г.
Проект «Формирование и продвижение идеологии евразийской интеграции на основе традиционных ценностей, эстафеты поколений и сохранения памяти Победы»

РВИО

РВИО Москва

Книга «История, рассказанная народом»

"Почта ПОБЕДЫ"

Письма Бессмертного полка

Торговый дом "БИБЛИО-ГЛОБУС"

Книга Победы

"Народный Покров Победы"

Помним, чтим, храним

"Искусство - фронту"

Они сражались за Родину!