ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Фронтовой комсомольско-молодежный театр ВТО
Сцена Второго акта спектакля «Парень из нашего города» в постановке Фронтового комсомольско-молодежного театра ВТО (Всероссийского театрального общества). 1942. Из фондов РГБИ

В мае 1942 года был объявлен прием в труппу Комсомольско-молодежного театра. В результате конкурсных испытаний были приняты артисты из Московского театра Революции, из Государственного центрального ТЮЗа, из Театрального института и театральных училищ. Все артисты были молоды, полны энергии и рвались как можно скорее уехать на фронт.
Первым через месяц-полтора был выпущен спектакль «Осада Лейдена» И. Штока (режиссер В. Колесаев); Премьера состоялась в ВТО для летчиков авиационного полка, ночных истребителей ПВО, охранявших Москву. Вскоре же выпустили и спектакль «Парень из нашего города» К. Симонова (режиссер А. Лобанов). Была подготовлена еще и концертная программа.
В конце сентября 1942 года коллектив Комсомольско-молодежного театра выехал на Карельский фронт.  
Поездка наша должна была проходить по маршруту Кандалакша — Мурманск. В мирное время из Москвы в этом направлении обычно ездили через Ленинград, теперь же наш путь лежал через Вологду и далее по новой железной дороге, которая была выстроена в первые месяцы войны.
На другой день командование направило нас в поездку по воинским частям. Выступали в землянках с концертными программами и играли спектакли в кузовах сдвинутых автомашин. Играли на батареях, в условиях, когда вдруг неожиданно кричали: «Воздух! Ложись!» Все: и артисты, и зрители — бежали врассыпную, прыгали в окопы, блиндажи, прижимались к земле.
Как только миновала угроза воздушного нападения, мы продолжали играть с той сцены, где остановились, и это нисколько не смущало ни артистов, ни зрителей.
Все зрители были так поглощены происходящим на сцене, что временное отвлечение не мешало воспринимать сюжет, который задел их за живое.
Там, на северо-западе мы впервые посетили гвардейскую часть «катюш», о которых только совсем недавно услышали.
Соединение находилось в лесу. Это был корабельный бор — сосны в три обхвата, снегу в человеческий рост. И первое чудо, которое было нам предложено солдатами, — это солдатская баня «по-черному».
Мы предвкушали ее с нетерпением, конечно, особенно потому, что в тех условиях баня была просто необходима. Подошли к бане: маленькая избушка среди огромных деревьев, занесенная по крышу снегом, и дверка в половину человеческого роста. Солдат говорит:
— Артисты, раздевайтесь!
— А где?..
— А вот здесь около дверки!
А мороз-то почти 35º! Мы говорим:
— Как же так?
— А так! — Набросал еловых веток и сказал: — Не стойте босыми на снегу, на ветках раздевайтесь.
Ну мы, дрожа, разделись, на четвереньках влезли через маленькую дверку в баню. Посередине бани лежал огромный раскаленный валун. Солдат крикнул в дверку:
— Плесните на него воды.
Мы плеснули и… чуть не выскочили наружу! Пар обжигал уши, нос, губы, дышать было нечем. На четвереньках кое-как мы хлестали себя еловыми ветками, а солдат в дверь кричит:
— Выскакивайте! Кувыркайтесь в снег!
Выполняя воинский приказ, мы по очереди выскакивали, прыгали в сугроб и красные, как раки, и черные в то же время, от сажи, бросались обратно в эту дверку для завершающего омовения...
Когда мы пришли из бани, для нас была оборудована землянка, где было приготовлено солдатское угощение: варенье из карельской морошки, кислая капуста и консервированная колбаса. Нас окружили вниманием, и тульский мужичок дядя Вася стал нас брить.
Потом, конечно, нашелся самогон и был «пир на весь мир» в этой землянке!
А завтра в 3 часа дня в клубной землянке, где потолок был в девять бревен толщины, мы начали спектакль «Парень из нашего города».
Так как клуб был маленький и всех вместить не мог, то мы играли подряд четыре спектакля. Последний спектакль закончили в 4 часа ночи! Успех был потрясающий! К сожалению, отсутствовал начальник части, потому что «катюши», еще только недавно введенные в бой, должны были из глубокого тыла делать рейд на передовую, давать внезапный залп и мгновенно уезжать с позиций в тыл. И спектакли проходили в то время, когда начальник части находился вместе с техником на марше в тыл.
По окончании последнего спектакля был устроен ужин, и нам сказали, что мы будем утром играть еще спектакль для вернувшихся с задания.
Расквартировали нас в небольшом подразделении, которое разместилось в овраге (все землянки были врыты в откосы). Расположение части было очень невыгодное, так как хорошо просматривалось противником. Поэтому были приняты дополнительные меры к маскировке. Командование распорядилось замаскировать и дорогу.
Вскоре мы переехали в другую воинскую часть и воочию убедились, что дорога была очень не безопасна. Мы выехали на машине. Сначала все было хорошо, ехали по участку среди густых трав и зарослей, затем выехали на открытое место, над которым были подвешены маскировочные ветки. Вдруг впереди машины, метрах в двадцати, раздается взрыв и моментально — сзади взрыв. Мы бросились врассыпную по кустам, чтобы переждать обстрел. Всем стало не до смеха, мы поняли, что шутки плохи и что фронт есть фронт и нужно быть весьма и весьма осмотрительными.

...Мы приехали в город Купянск. Здесь нам предстояло обслужить очень много летных подразделений. Естественно, фронтовые аэродромы находились где-нибудь около перелесков, самолеты были замаскированы. Играть нам приходилось здесь же, около самолетов. Художник А. Васильев придумал очень портативное и удобное оформление спектаклей. Конструкция декорации была сделана из бамбуковых палок, на которые натягивались рисованные холсты. «Складная портативная мебель, на которую надевались чехлы, раскрашенные под массивные старинные кресла. И реквизит был очень легкий и небьющийся. Это оформление мы могли поставить в любых условиях: и в поле, и на двух-трех грузовых автомашинах, и в больших землянках, и в лесу, Ставили очень быстро и так же быстро разбирали. Оно оказало неоценимую службу в наших фронтовых спектаклях. А у летчиков мы играли спектакли очень часто под крылом самолета. Так что потолок уже был, а остальные детали расставлялись в «параметрах» самолетного крыла.
Как-то играли мы «Парня из нашего города». Вдруг в середине спектакля в небе появился немецкий самолет-разведчик «фокке-вульф», который тогда называли «рама». Вслед за ним появились два фашистских бомбардировщика. Была немедленно дана команда «воздух». Мы, как все солдаты и офицеры, бросились в кусты.
Мы, Воронов и Медведев, оказались распластанными рядом, голова к голове. Воронов (он высокого роста) шепчет Медведеву (он — поменьше):
— А ты знаешь, я тебе очень завидую. Если бомба упадет, то в тебя труднее попасть. Посмотри, сколько места ты занимаешь на земле и сколько я. Вот где внешние данные не в мою пользу.
После команды «отбой» мы продолжили спектакль с того места, на котором остановились.
Обычно спектакли для солдат проходили очень здорово. Трудно желать лучшей аудитории, чем солдатская. Это самый благодарный зритель из всех существующих на свете. После спектаклей нас обступали ребята, только что прибывшие с передовой. И действительно, начинаешь понимать, как важно человеку после столь напряженных боев вдруг оказаться в условиях, где можно увидеть кусочек мирной жизни, которая еще была у всех свежа в памяти. Да ведь театр в мирной жизни олицетворяет праздник, веселье, отдых.

Воронов И., Медведев Ю. Комсомольско-молодежный. // Подвиг актера. М., 1970. С. 129-137.



Информация добавлена: izo RGBI



Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Сайт «Солдаты Победы» —
лауреат конкурса
«Слава РОССИИ» 2014 г.
Проект «Формирование и продвижение идеологии евразийской интеграции на основе традиционных ценностей, эстафеты поколений и сохранения памяти Победы»

РВИО

РВИО Москва

Книга «История, рассказанная народом»

"Почта ПОБЕДЫ"

Письма Бессмертного полка

Торговый дом "БИБЛИО-ГЛОБУС"

Книга Победы

"Народный Покров Победы"

Помним, чтим, храним

"Искусство - фронту"

Они сражались за Родину!