ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

О Т Е Ц
Суханов Николай Игнатьевич

         Родился 6 июля 1923 года в деревне Лавочное Уфимского района в крестьянской семье.
         Зимой через деревню пролегал санный путь в Уфу, куда до революции свозили товар на продажу купеческие обозы. В связи с необходимостью сортировать и упаковывать товар требовались помещения – лавки. Отсюда видимо и пошло название деревни.
         Сама деревня располагалась на заливных лугах, в пойменной части левобережья реки Белой. В пяти километрах на север от деревни находилось большое село с церковью - Красный Яр. В пяти километрах на юг деревня Алексеевка. С деревенской околицей граничило длинное изгибающееся озеро – бывшая старица. Противоположный от деревни берег озера зарос огромными деревьями – осокорями. Из деревни был виден крутой правый берег реки Белой, на котором располагался так называемый «Пятый лагерь», в наше время Ново-Александровка - с 50-х годов экологически неблагополучный, жилой массив, располагавшийся рядом с нефтеперерабатывающими заводами.
         Деда я не помню. Из рассказов отца дед Игнат был бригадиром рыболоведческой бригады. В то время в реке Белой водилась кроме прочей и серьёзная рыба: белуги и осетры. Рыбу ловили неводами, которые заводили впрягая пару лошадей. Размер вылавливаемых белуг превышал длину телеги. Попадались экземпляры, которые приходилось грузить на две, последовательно запряжённые телеги. В пойменных озерах рыбу: карасей, линей, щук ловили вятилями, бреднями, мордами. Зимой, перед заморами рыбы, на озёрах применялся уникальный способ ловли. Прорубались две майны: одна до воды, другая, глухая - нет. Между ними выдалбливалась не до воды канавка для прохода рыбы. На следующий день приходили отдалбливали ледок на глухой майне и собирали улов.
         Дед пострадал от «белых». За что-то был порот шомполами по приказу белочешского офицера. Соответственно это ему зачлось после прихода «красных». Он был одно время типа старосты в деревне, и поэтому, наверное, вся семья носила в то время модную кличку – «Орган». По фамилии редко кого в деревне называли. В основном по кличкам. Со време-нем у деда начали болеть рука и нога. Возможно сказалась профессия рыба-ка.
         Бабушка. Её я помню. По паспорту Гликерья Петровна. Все звали её Лукерья. Из крепостных. Её мать была барской кормилицей. Отец был младшим сыном. Старшая дочь Ксения – в замужестве Свистунова, Ольга - в замужестве Чудина, и сын Александр.
         В семье держали скот. Из рассказов отца запомнились некоторые кули-нарные рецепты. Сычуг – коровий желудок, набитый гречкой и жиром, и по-мещённый в русскую печь. Запечённый в печи молочный поросёнок.
         Отец ходил учиться в школу в село Красный Яр. Это село знаменито тем, что в нём находился летом 1919 года штаб 25-ой Чапаевской дивизии. Эта дивизия форсировала реку Белую напротив Красного Яра, и через Старую и Новую Александровку вошла в Уфу, выбив колчаковские войска. До недавнего времени в селе действовал музей Чапаевской дивизии.
         Несмышлёных учеников использовали при проведении антирелигиоз-ной пропаганды. Учителя водили их вокруг церкви во время службы и за-ставляли петь революционные песни и частушки. Вроде бы фамилия их учи-тельницы, которая это организовывала, была Логвина.
         Как это обычно бывает, местные красноярские мальчишки били приходящих в их село учеников. Били и отца. Однако он подкарауливал поодиночке обидчиков и давал им сдачи. В драке он всегда первым наносил удар в нос. Именно в нос. Первый удар и вид крови деморализует противника. Видимо в этих столкновениях формировался стойкий характер отца. В старших классах возникли другие интересы и противостояние с «местными» отошло на второй план.
         Отец окончил восьмилетку и работал в сельском хозяйстве. Известие о начале войны застало его в момент импровизированного среди сельской молодёжи состязания по поднятию тяжестей. Какое-то время его не призыва-ли. В районе Алексеевки до войны действовал ОССОВИАХИМовский аэро-дром. В феврале 1942 года ему дали задание вывезти учебный самолёт в Уфу с этого аэродрома. Он один, каким-то образом погрузивши хвост самолёта на сани, на лошадке справился с этим заданием. Видимо успешное выполнение этого задания повлияло на то что, призвавшись в армию в марте 1942 года, он был направлен в Гурьевское пехотное училище.
         Курсантская жизнь была хотя и весёлой, но полуголодной. Нередко курсанты совершали походы на мусульманское кладбище, где собирали мелкие деньги, оставленные по обычаю родственниками. Учёба продолжалась до декабря. В конце декабря курсанты получили звание лейтенант и были выпущены из училища. Командиром их учебного взвода был какой-то хохол, который их «прессовал», за что и получил «тёмную» в ночь перед отъездом в действующие части от вновь испечённых офицеров.
         Отец был направлен командиром стрелкового взвода в 690-ый стрелко-вый полк 126-ой стрелковой дивизии, 51 армии, Южного фронта, ведущей бои в окрестностях населённого пункта Нагольчик Луганской области Украины на внешнем кольце обороны Сталинграда. В обороне стояли всю зиму и весну. Продуктов не хватало, поэтому питались, чем придётся. Ели и павших лошадей. Даже когда начало припекать солнышко, и трупы лошадей стали разлагаться, солдаты вырезали куски мяса со стороны земли, подмерзавшие за ночь, варили и ели. Отец отрастил бороду, носил трофейный кожаный плащ и автомат ППШ. В весеннюю распутицу боевых действий не было. Он нашел где-то книжку М.Зощенко, с удовольствием читал её, и чтобы никого не разбудить в блиндаже, по ночам уходил в степь и там смеялся от души.
         Боевая активность начала нарастать к началу лета. С 11 апреля дивизия вошла в состав 5-ой Ударной армии. Началась подготовка к наступлению, выявление огневых точек противника в ходе перестрелок, снайперская война. Видимо понабравшись опыта, отец поменял кожанку на серую солдатскую шинель, а ППШ на карабин. Во взводе было много выходцев из Средней Азии: казахов и узбеков. Последние часто получали посылки с табаком, и за деньги продавали его солдатам. У убитого в результате перестрелки узбека нашли мешок с табаком и большую пачку денег. Нередки были случаи «самострела». Тогда уже действовал приказ Сталина № 227 «Ни шагу назад», и «самострельщиков» без суда и следствия расстреливали перед строем. Однажды несколько узбеков ради интереса начали расковыривать штыком красивый, разноцветный взрыватель от гранаты, подорвались, поранив лица и руки, и тоже были расстреляны.  В начале июля обеспечение продовольствием и боеприпасами улучшилось, и все поняли – скоро наступление.
         Наступление на этом участке было неудачным как для советских войск в целом, так и для отца в частности. В первом же бою 17 июля 1943 года, после переправы через реку Миус, он был тяжело ранен осколками мины в ноги. Отлежавшись в камышах днём, ночью он переплыл реку, вернувшись к своим. Почти весь взвод погиб*.
         Отец был направлен на излечение в эвакогоспиталь № 4146. Лечение было долгим. Из многочисленных ран, даже после выписки из госпиталя какое-то время выходили обрывки тканей обмундирования.  В декабре 1943 года, отец был направлен в 5-ый отдельный полк резервного офицерского состава Приволжского военного округа где, прослужив 2 месяца, был зачислен слушателем курсов «Выстрел» в Ульяновске. Учёба продолжалась до октября 1944 года. После выпуска, с 25 октября был назначен командиром 7-ой стрелковой роты 2-го стрелкового батальона, 41-го Гвардейского стрелкового полка 14-ой Гвардейской стрелковой дивизии 5-ой Гвардейской Армии 1-го Украинского фронта***.
¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬¬ ------------------- ---------------------------------------------------------------------------- ---
* Героические бои за освобождение Донбасса, которые в июле 1943 года вели части Южного фронта под ко-мандованием генерал-полковника Ф.И. Толбухина на реке Миус, остались в тени легендарной Курской дуги, приковавшей тогда к себе всеобщее внимание. Миус-фронт – условное наименование оборонительного рубежа, созданного немецко-фашистскими войсками на подступах к Донбассу, по реке Миус, протекающей по территориям Ростовской, Луганской и Донецкой областей, представлял из себя мощную линию обороны, которая продолжала совершенствоваться более полутора лет. К лету 1943 года она состояла из трёх полос, включающих в себя мощные ДОТы и ДЗОТы, ходы сообщения и опорные пункты. Все подступы к этой линии были ограждены рядами колючей проволоки и прикрыты минными полями. В глубине обороны были созданы оборонительные рубежи по рекам Крынка и Кальмиус. «Миус-фронт – это стальной пояс, преградивший путь большевикам. Штурмовать его равносильно попытке пробить головой гранитную стену», - докладывал генерал Шаубе Гитлеру, лично инспектировавшему войска на этом участке фронта летом 1943 года. Воочию убедившись в прочности оборонительный рубежей, Гитлер назвал их «государственной границей Германии на востоке», «воротами, запирающими путь в Донбасс». Миусская наступательная операция была проведена 17 июля – 2 августа 1943 года с целью сковать, а при благоприятных условиях во взаимодействии с войсками Юго-Западного фронта разгромить донбасскую группировку противника, не допустив переброску её сил в район Курского выступа, где шли решающие сражения. В состав Южного фронта входили 51-я,5-я Ударная, 28-я, 44-я и 2-я Гвардейская Армии, 8-я Воздушная Армия. Непосредственно против войск Южного фронта в полосе 180 километров оборонялись три немецких армейских корпуса, объединявших 11 дивизий из состава группы армий «Юг». Кроме того, в донбасскую группировку противника входила 1-я танковая армия, а в оперативной глубине имелась ещё крымская армейская группировка. На направлении главного удара нашим войскам удалось вклиниться в оборону противника лишь на 5-6 километров и захватить небольшой плацдарм на реке Миус в районе Степановка – Мариновка. Немецко-фашистское командование перебросило в полосу Южного фронта два танковых корпуса, и 30 июля противник нанёс мощный контрудар, Под натиском превосходящих сил врага, с огромными потерями**, советские войска были вынуждены отойти на исходные рубежи.
**- потери советских войск в этих боях составили от 30 до 40 тысяч военнослужащих.


         ***В это время войска 1-го Украинского фронта, после окончания Львовско-Сандомирской наступа-тельной операции, перешли к длительной обороне. Воинская часть отца находилась на Сандомирском плацдарме за рекой Вислой, на территории Польши. Командующий фронтом был маршал Конев Иван Степа-нович. Командующий армией – генерал-полковник Жадов Алексей Семёнович. Командир дивизии – генерал майор Скрыганов Викентий Васильевич. Командир полка – майор Тимошенков. Командир батальона - Гребен-щиков. В ходе оборонительных действий укреплялись позиции, создавались и укреплялись резервы, проводи-лись командно-штабные учения для подготовки наступления.
         Наступление советских войск с Сандомирского плацдарма (Висло-Одерская операция) началось 12 января 1945 года, на 8 дней раньше запланированного, в связи с разгромом союзников под Арденнами, обращением У. Черчилля за помощью, и обещанием И.В. Сталина оказать им эту помощь. Наступление началось с 15 минутного артиллерийского удара в 5-30 утра. Этот удар позволил пехоте, усиленной бронетехникой, овладеть первой, а в некоторых местах второй траншеями. В 10 часов началась артиллерийская подготовка, продолжавшаяся 107 минут. Авиационная подготовка ввиду нелётной погоды не проводилась. За полчаса до окончания артподготовки на всём фронте прорыва пехота начала демонстрацию атакующих действий. Противник, считая, что началось общее наступление, вывел из укрытий войска для отражения атаки. В это время и был произведён последний 15-минутный огневой налёт на позиции противника всей артиллерии фронта, завершившийся залпами реактивных миномётов. Плотность огня на километр участка прорыва составляла 250 орудий и миномётов. Вслед за артиллерийской подготовкой, пехота и танки, поддерживаемые двойным огневым валом, двинулись в атаку. Удар был настолько сильным, что войска фронта в течение 2-3-х часов продвинулись в глубину обороны до 8 километров. Взломав, силами пехотных соединений передний край обороны, в наступление перешли танковые армии.
         Далее привожу выдержку из справки Центрального Архива Министерства Обороны СССР от 26.03.1985г. № 2/91161, которая ссылается на текст наградного листа к приказу войскам 5 гв. Армии № 042/н от 17.5.1945г., согласно которому Суханов Н.И. награждён орденом Красного Знамени (сохранён текст оригинала): «В наступательном бою 12.1.45г. при прорыве сильно укреплённой обороны противника в районе М.Стопница командиру 7 стр. роты было приказано своей ротой прорвать оборону немцев и дать возможность остальным подразделениям с хода нанести удар и расширить прорыв. Получив приказ, тов. СУХАНОВ выдвинулся в боевые порядки, решительным наступлением поднял свою роту в атаку, где своим личным мужественным примером увлёк своих бойцов и, ворвавшись в первые траншеи немцев, стремительным ударом выбил противника и, продолжая наступление при поддержке артиллерии, завязал упорный бой во вторых траншеях и стремительным натиском выбил противника, укрепился в отвоёванных траншеях, огнём своей роты обеспечил продвижение и нанесение ударов 1-го и 2-го стрелковых батальонов.  В этом бою рота тов. СУХАНОВА уничтожила 40 немецких солдат, 5 огневых пулемётных точек, 3 ДЗОТа и лично тов. СУХАНОВ огнём своего автомата уничтожил 10 немцев и 4 захватил в плен. Продолжая наступление, тов. СУХАНОВ активно преследуя отступающего противника, нанесение стремительных ударов не давал возможности противнику закрепляться на заранее подготовленных рубежах и 23.1.45 г. Вышел на реку Одер, где в упорном бою тов. СУХАНОВ своей ротой первым форсировал её и, выбив противника из укреплений, дал возможность форсированию и расширению плацдарма на западном берегу реки…»
         В ходе наступления отец участвовал (18 января 1945 года) в освобождении польского города Ченстохов. Из его рассказов я помню, что на окраине города были обнаружены гигантские склады с обмундированием и продовольствием. Наши солдаты подвергли эти склады варварскому разграблению. И если первые ряды солдат просто брали трофеи себе, то вошедшие в склады позднее поливали всё вокруг  автоматным огнём. Ординарец отца взял несколько целлофановых упаковок с сухарями производства 1934 года. После того, как бросали его в кипяток, этот сухарь превращался в очень вкусную буханку хлеба. Можно сделать вывод, что Германия с 1934 года делала запасы продовольствия для будущей войны.
         Темпы наступления были очень высокими –  30-50 километров в сутки. Пехота, в основной своей массе, двигалась с полным боевым и продоволь-ственным снаряжением, пешком, в ротных, повзводно, колоннах. Выполняя поставленную задачу дня, ориентируясь по карте, для движения использовали просёлочные дороги. Люди уставали, и нередко, засыпали на ходу. Направление движения менялось, а заснувший человек продолжал идти по старому направлению. Для того чтобы не потерять людей, в хвосты колонн отряжались наиболее стойкие и выносливые бойцы, в задачу которых входило возвращение таких солдат в строй. Параллельно, а иногда теми же дорогами отходили колонны отступающих немцев. По словам отца один раз ночевали в доме, а утром обнаружили, что на втором этаже этого же дома спали отступающие немцы. Увидев русских, немцы сдались в плен.
         19 января, 14-я стрелковая дивизия, в составе одной из первых частей Советской Армии, пересекла границу с Германией. Это сразу почувствовалось по чистым, мощеным дорогам, кирпичным фольваркам, покинутым хозяевами. Зашли в один такой фольварк, помылись, надели трофейное шёлковое бельё, и сразу исчезли вши. Пошли дальше  и наткнулись на остатки колонны немецких беженцев, растоптанной советскими танками. Картина была устрашающая.
         23 января передовые части 14-ой дивизии, в том числе и рота, которой командовал отец, форсировали Одер в районе города Олау. Форсирование реки было осложнено тем, что по воде плыли глыбы льда, а на левом берегу были установлены минные поля и долговременные оборонительные сооружения, названные Гитлером «Восточным валом». Пехота переправлялась на подручных средствах. В ходе упорного сопротивления немцев был тяжело ранен осколками разорвавшейся мины командир дивизии генерал-майор Скрыганов. Это случилось в боевых порядках роты отца. Надо было вытаскивать раненого и под огнём противника переправлять на правый берег Одера. Никто не брался за это. Тогда отец принял решение сам вытащить раненого из-под обстрела. Нашли матрац, привязали к нему раненого, сделали лямки к матрацу как к рюкзаку. Отец надел этот матрац себе на спину и короткими перебежками, пробежав около двух километров, вытащил генерала из-под обстрела. Однако раны были смертельные, и через три дня в госпитале, Скрыганов Викентий Васильевич скончался. Посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Дивизия была награждена орденом Ленина, а полк получил наименование Ченстоховский.
         Бои за удержание Одерского плацдармы были очень ожесточённые. Ведь немцы дрались на своей территории. В ходе этих боёв, отец получил контузию от разорвавшейся вблизи тяжёлой авиабомбы, а 26 февраля оско-лочное ранение в левую руку. Вскоре их части отвели в тыл на доукомплектование, отдых и подготовку к следующему наступлению. Отца направили в эвакогоспиталь №5513 на излечение ранения руки. В марте, после излечения, он возвращается в свою часть. В начале апреля  дивизия и полк перебазировались на правый берег реки Нейсе, на противоположном берегу находился город Мускау. Наступали последние дни подготовки к Берлинской операции, последней в Великой Отечественной войне.
         **** 16 апреля, согласно приказу ставки Верховного Главнокомандующего и начальника Генерального штаба, началось наступление трёх фронтов: 1-го Белорусского – направление Берлин, 1-го Украинского – охват Берлина с юга, и 2-го Белорусского – охват Берлина с севера. В дальнейшем войска трёх фронтов должны были к концу апреля выйти на рубеж реки Эльбы, где намечалась  встреча с войсками союзников.
         Главным направлением наступления 1-го Украинского фронта являлось Нейсенское. Необходимо было форсировать реку. Полоса наступления войск фронта составляла 390 километров. На участке прорыва плот-ность артиллерии составляла 270 орудий и миномётов на километр фронта. Артиллерийская подготовка нача-лась в 6 часов 15 минут московского времени. После 40-минутной артподготовки, авиация на всех 390 кило-метрах поставила дымовую завесу, используя благоприятное направление, лёгкого восточного ветра. Огонь перенесли вглубь обороны противника, и передовые части начали форсирование реки. Форсирование, при не-прекращающейся артподготовке, продолжалось 60 минут. Затем, в 8 часов 40 минут началась атака пехоты и танков за рекой. При этом впереди наступающих частей шёл огневой артиллерийский вал. В течение первых трёх дней ожесточённых наступательных боёв войска прорвали оборону немецких войск на фронте 26 кило-метров на глубину 13 километров.
         Далее привожу выдержку из наградного листа к приказу войскам 33-его стрелкового корпуса № 032/н от 17.6.1945г., согласно которому отец был награждён орденом Отечественной войны 1-ой степени (сохранён текст оригинала): «В наступательном бою при форсировании реки Нейси 16 апреля 1945 г. Гвардии лейтенант СУХАНОВ, несмотря на сильный огонь противника, умело организовал личный состав своей роты, стремительным броском вброд форсировал реку, штурмом атаковал и овладел первой линией обороны противника на левом берегу реки, при этом уничтожил 2 мелкокалиберных пушки, 5 пулемётов, истребил 34 немецких солдат и офицеров. Укрепившись на достигнутом рубеже, тов. СУХАНОВ, умело руководя огнём, обеспечил успех форсирования реки остальными подразделениями.
         В ходе боя противник сосредоточил силы, предпринял ожесточённые контратаки. Тов. СУХАНОВ, умело организовав оборону своей роты, отразил 2 контратаки превосходящих сил противника, уничтожив 19 немецких солдат, 3 пулемёта и захватил в плен 6 солдат противника…»
         После захвата плацдарма на западном берегу реки Нейсе в прорыв устремились основные силы танковых армий при поддержке пехоты и артиллерии. В течение недели войска вышли к реке Эльбе, где произошла встреча с войсками союзников по антигитлеровской коалиции. 14-я гвардейская стрелковая дивизия, где служил отец, в эти дни форсировала реку Шпрее и штурмом овладела городом Била. Сколько, при многочисленных встречах с союзниками, было выпито горячительных напитков, не знаю. Однако из рассказов отца помню такой эпизод. Наши и американцы взялись играть в волейбол, а мячик, после удар возьми да и закатись под американский танк. Американец влез в танк, завёл его, отъехал, потом вылез и взял мяч. Наш бы солдат с палкой полез бы под танк. Недаром отец запомнил этот случай. Сразу видна разница в психологии.
         Согласно приказу командующего 1-ым Украинским фронтом маршала И.С. Конева, 5-ая гвардейская армия, усиленная 4-ым гвардейским танковым корпусом 6 мая повела наступление в направлении Дрездена и, после упорных боёв 8 мая овладела им. Город представлял собой скопище руин, оставленных после 3-х дневной ковровой бомбардировки союзной авиацией. Бомбардировка проводилась во второй декаде февраля. В это время население города, многие здания, и комплексы зданий которого представляли историческую ценность, насчитывало миллион человек. В основном это были гражданские люди, которые думали, что историческая ценность города как-то защитит их жизни. Были и военнопленные из числа англичан и американцев. В результате варварской бомбардировки погибло 250 тысяч человек. Это почти в 4 раза больше, чем спустя полгода при атомной бомбардировке Хиросимы. Несколько дней отцу приходилось выполнять комендантские функции одного из районов города: обеспечивать граждан водой и продовольствием, разбираться с мародёрами. В это время передовые части дивизии участвовали в освобождении Праги. 9 мая 1945 года была учреждена медаль «За освобождение Праги» и весь личный со-став дивизии был награждён этой медалью. Чуть позже, также весь личный состав дивизии был награждён медалью «За победу над Германией».
         После войны, отец, как и другие, оставшиеся в живых участники боевых действий, получал неоднократно юбилейные медали, посвящённые победе в Отечественной войне, однако относился к этим наградам скептически. Уже после его смерти, по-моему, в 1995 году, к пятидесятилетию победы, всех оставшихся в живых наградили орденом Отечественной войны 1-й степени. К тому времени ордена и медали уже вовсю продавались на рынках. Люди, отдавшие своё здоровье на войне, а после войны, на народных стройках, воспринимали эти ордена и медали как железки, не приносящие им никакой пользы в их нелёгкой жизни. В нашей семье все награды отца сохранены.
         Отец прослужил в армии до 7 марта 1946 года, после чего был уволен в запас по статье 43 (по болезни), как указано в военном билете. А через три месяца дивизию, в которой он служил – 14-ю Краснознамённую, орденов Ленина и Кутузова Винницкую гвардейскую стрелковую дивизию имени Я.Ф. Фабрициуса расформировали.
         Отец вернулся домой, больной, не имея среднего образования и гражданской специальности. Надо было как-то жить и не быть обузой для родителей. В то время единственная родня, жившая в городе Октябрьском, была старшая сестра Ксения. Она была замужем за мастером трубной базы Октябрьского нефтепромыслового управления по фамилии Свистунов. Отец уехал жить к ним. Поступил на работу военруком в школу, в этой же школе учился в 9-ом классе, помогал воспитывать детей Людмилу и Володю. Вместе видимо жить было сложно. Поэтому после окончания 9-го класса в мае 1947 года он вернулся в Лавочное и поступил на работу в ГЭС №1 Уфимэнерго учеником машиниста турбины. ГЭС находилась на «Пятом лагере», в прямой видимости из деревни. Получив рабочую специальность, в сентябре того же года, он уехал жить в город Мелекесс, где работал инструктором ОССОВИАХИМа, агентом по снабжению артели инвалидов, рабочим материального склада, завскладом горючего завода «Главмука». В июле 1949 года вернулся в Башкирию и устроился на работу техником по учёту оборудования конторы турбинного бурения треста «Туймазанефть», базировавшегося в городе Октябрьском.
         В связи с необходимостью расширить площади геолого-поисковых работ на нефть на северо-востоке Башкирии, министерством нефтяной промышленности СССР было принято решение о реорганизации буровых геолого-поисковых предприятий и создании в Октябрьском треста «Башзападнефтеразведка», а в Бирске треста «Башвостокнефтеразведка». Во вновь образованное предприятие требовались кадры, и отец согласился на переезд, тем более, что в Октябрьском у него не было жилья, а в Бирске обещали выделить жилплощадь.
Таким образом, с 3 августа 1950 года он стал работать техником по учёту оборудования механической мастерской конторы бурения треста «Башвостокнефтеразведка». Видимо в это время отец встретился с мамой.
         С апреля по октябрь 1951 года отец получил краткий опыт профсоюзной работы, поработав председателем бурового комитета конторы бурения. Видимо кого-то он не устроил на этой должности. С 1 октября, ввиду переизбрания он был освобождён и назначен слесарем 8-го разряда инструментальной площадки.
         9 апреля 1952 года в ЗАГСе городского бюро Бирска был зарегистрирован брак Суханова Николая Игнатьевича с гражданкой Кокшаровой Марией Афанасьевной, после регистрации брака – Сухановой.
         В июле 1952 года отец был назначен мастером по трубам, а в феврале 1953 года – заместителем директора конторы бурения по общим вопросам. В декабре 1954 года перевёлся механиком бурового цеха Бирской геолого-поисковой конторы. В это же время заочно закончил 10-ый класс в средней школе №1 Бирска. С апреля 1956 по январь 1957 года прошёл обучение на курсах мастеров-механиков подъёмно-транспортных и строительных машин при Саратовской школе механизаторов. С апреля 1957 года работал в должности начальника прокатно-ремонтного цеха, а с июля этого же года временно исполнял обязанности начальника геологоразведочной партии №11.
         В декабре 1957 года его избрали председателем бурового комитета Бирской геолого-поисковой конторы, а с апреля 1958 года – председателем группового комитета профсоюза треста «Башвостокнефтеразведка». На этой должности он проработал до апреля 1960 года, когда вынужден был уйти на пенсию по состоянию здоровья. Уйдя на пенсию, отец видимо продолжал пользоваться уважением. Об этом говорит то, что спустя 6 лет мы получили от нефтяников 2-х комнатную квартиру в Уфе, а ещё через 3 года, также от нефтяников, улучшили жилищные условия, получив в новом соседнем доме 3-х комнатную квартиру.
         Последние годы жизни для отца были очень тяжёлые. Практически он не вставал с постели. У него развились хронические пролежни. Он, понимая, что жене и сыну также тяжело с ним, пытаясь как-то облегчить нам жизнь, неоднократно устраивался на пару месяцев полежать в Бирской больнице нефтяников. Он говорил, что самая счастливая жизнь у него была в Бирске, и поэтому просил похоронить его в этом городе. Умер отец 11 августа 1973 года. Его завещание и было исполнено. Неоценимую помощь в организации похорон взяли на себя нефтяники Бирска.



Информация добавлена: Валерий Суханов



Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Сайт «Солдаты Победы» —
лауреат конкурса
«Слава РОССИИ» 2014 г.
Проект «Формирование и продвижение идеологии евразийской интеграции на основе традиционных ценностей, эстафеты поколений и сохранения памяти Победы»

РВИО

РВИО Москва

Книга «История, рассказанная народом»

"Почта ПОБЕДЫ"

Письма Бессмертного полка

Торговый дом "БИБЛИО-ГЛОБУС"

Книга Победы

"Народный Покров Победы"

Помним, чтим, храним

"Искусство - фронту"

Они сражались за Родину!