ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Встреча у мраморной статуи
Артистка МХАТ Н.В. Михаловская у статуи императора Германии Вильгельма I на главном этаже Рейхстага с группой воинов, участвовавших в водружении красного флага на купол здания. Третий справа – М.В. Кантария, второй справа — М.А. Егоров. Берлин, 5 мая 1945

Нина Валериановна Михаловская (1904 – 1982), актриса Московского Художественного театра им. М. Горького (заслуженная артистка РСФСР, 1948), славилась, как мастер художественного слова. В период Великой Отечественной войны она принимала активное участие в работе фронтовых бригад. Вот отрывок из воспоминаний актрисы о первых числах мая 1945 года (Михаловская Н. В. Глазами актрисы / Н. В. Михаловская. - М.: Искусство, 1978).
«… Мне повезло, я смогла побывать в Берлине в первые дни после его падения. Наша бригада артистов после непрерывных многодневных выступлений находилась на отдыхе в Штеттине. Мне разрешили поехать в Берлин. Это было 5 мая 1945 года. Помню, был ветреный, но солнечный день. Мы ехали по улицам поверженного города. Засыпанные и взорванные станции метро, тучи жёлтого и серого дыма, на площадях горы разбитой военной техники. По улицам брели тысячи и тысячи сдавшихся в плен немецких солдат и офицеров. И вот наш джип въехал на широкую площадь, в центре которой высилось здание Рейхстага. На площади я увидела знакомых писателей, которые были военными корреспондентами. Это был День Советской печати, и они, сговорившись, съехались к Рейхстагу. Я встретила Бориса Горбатова, Всеволода Вишневского, Евгения Долматовского и других. Они познакомили меня с комендантом Рейхстага полковником Ф.М. Зинченко. Он сразу попросил меня выступить в Рейхстаге перед бойцами батальона, который штурмовал это здание. Конечно, я не могла ему отказать. Ведь в эту минуту я была здесь единственной актрисой. Со всеми вхожу в главный подъезд рейхстага: он полуразбит, засыпан кирпичами и обломками. Мы идём в одну из комнат первого этажа, где находится командир батальона капитан В. А. Неустроев. Это молодой, худощавый человек невысокого роста. Командир батальона очень обрадовался предстоящему концерту и сразу стал отдавать разные распоряжения о его подготовке. Концерт решили устроить на втором этаже: там было меньше дыма и разрушений. По широкой полуразбитой лестнице поднялись на второй этаж. В огромном зале я увидела, как солдаты сооружали импровизированную эстраду из больших ящиков, в которых когда-то были снаряды. Где только я ни выступала: и в землянке, и на поляне, и на грузовике. И наконец – Рейхстаг! Я очень волнуюсь: ведь всё сложилось так неожиданно. А время между тем идёт – концерт не начинается. Говорят, что ждут какого-то майора. Он – в санчасти в нижнем помещении Рейхстага, где ему делают перевязку после ранения. Узнаю, кто он – заместитель коменданта Рейхстага, майор Александр Владимирович Соколов. Наконец майор появляется в зале. Он забинтован почти до самых глаз, на голове широкая марлевая повязка. Майор садится на одну из табуреток, рядом с полковником Зинченко, капитаном Неустроевым, генералом Берзариным. Значит, можно начинать. Чьи-то бережные руки помогают мне взобраться на ящики. Сверху мне хорошо видно, как в этот необычный концертный зал со всех сторон сходятся бойцы. Они в потемневших от пороха гимнастёрках. Многие идут, поддерживая друг друга или опираясь на палки. Мне видны их бледные, измученные лица, перебинтованные головы и руки. Совсем недавно здесь шли ожесточённые бои за каждый метр, за каждую ступеньку! Большинство бойцов садится или ложится на полу вокруг ящиков, на которых я стою. Стою под сотнями устремлённых на меня глаз и мучительно думаю: «С чего начинать? Что читать в этих необычных условиях?» И решаю начать своё выступление с фрагмента из моей концертной программы «Сыны русского народа», составленной по роману Л.Н. Толстого «Война и мир». В притихшем, замершем зале звучат бессмертные строки: «Не та победа, которая определяется пространством, на котором стояли и стоят войска, а победа нравственная, та, которая убеждает противника в нравственном превосходстве своего врага и в своём бессилии, была одержана русскими… Дубина народной войны поднялась со всею своею грозною и величественною силой. Она поднималась, опускалась и гвоздила врагов до тех пор, пока не погибло все нашествие». Читаю и думаю: будто сегодня написаны эти слова! Написаны про тех, кто сидит сейчас в бывшем Коронационном зале берлинского Рейхстага. И, едва переждав аплодисменты, я читаю строки пушкинской «Метели», тоже относящиеся к эпохе 1812 года: «Между тем война со славою была кончена. Полки наши возвращались из-за границы. Народ бежал им навстречу… Офицеры, ушедшие в поход почти отроками, возвращались, возмужав на бранном воздухе, обвешанные крестами. Солдаты весело разговаривали между собою, вмешивая поминутно в речь немецкие и французские слова. Время незабвенное! Время славы и восторга! Как сильно билось русское сердце при слове отечество!..» Мне трудно описать, что творилось в зале. Бойцы поднялись со своих мест, аплодировали. Потом я читала произведения А. Чехова, М. Горького, стихи К. Симонова. Концерт шёл около полутора часов. Потом мне помогли сойти с ящиков, бойцы окружили меня, благодарили. А капитан Неустроев снял свои часы, надел их мне на руку и сказал: – Это первый концерт, который мы услышали здесь в день нашего торжества. Спасибо! Скромные часы на чёрном истёртом ремешке я храню до сих пор как дорогую реликвию, как память о концерте в покорённом Рейхстаге… Капитан Неустроев познакомил меня с двумя молоденькими сержантами – лет по двадцать, не больше – в одетых набекрень пилотках: – Вот они, наши герои, которые под огнём врага пронесли Знамя Победы и водрузили его на куполе Рейхстага. Знакомьтесь: это – Михаил Егоров, а это – Милитон Кантария… Здесь же я познакомилась и с лейтенантом Берестом. Смотрю я на Егорова и Кантарию и говорю: – Товарищи, дорогие, ну, как же вы прошли сюда? Ведь вас каждую секунду могли убить! Егоров улыбается и показывает на мраморную статую Вильгельма. – Вот этот «завоеватель» помог мне… спас, можно сказать, жизнь. Я поздно заметил немецкого автоматчика и единственное, что успел сделать, – это отскочить, спрятаться за скульптуру. Так что очередь полоснула по Вильгельму. – Егоров весело смеётся, как будто речь идёт о чём-то забавном. А потом вдруг серьёзно говорит: – Если вы не боитесь высоты – пойдёмте, покажем вам с Милитоном весь наш путь, по которому мы пронесли знамя. Конечно, я побаивалась, но говорить об этом не стала, и мы пошли. Егоров шёл впереди, протягивая мне руку, когда надо было перепрыгивать через разбитые ступени или перешагивать через широкие пролёты. Кантария шёл за мной, страховал меня, чтобы я не упала, а лейтенант Берест замыкал шествие. И вот мы – у самого купола Рейхстага. Стоим на огромной высоте, на каких-то кирпичах – остатках лестницы. Под нами чёрный, разбитый, поверженный Берлин. Город ещё горит, дым и пожары отражаются в «хитрой реке Шпрее», как назвал когда-то её Михаил Ломоносов, имея, очевидно, в виду змеевидное русло реки. А прямо перед нами, совсем близко, на фоне синего неба вьётся и трепещет наше алое Знамя Победы! Такие минуты незабываемы… Потом мы спустились вниз и расписались на одной из колонн Рейхстага. Я написала, что советские артисты всегда были вместе с нашей любимой армией – от первого и до последнего дня войны. Когда я уезжала, комендант Рейхстага полковник Зинченко вручил мне отзыв о концерте. Там были такие слова: «Вы были первой артисткой, приехавшей к нам с нашей далёкой Родины. Бойцы и офицеры, герои боёв за Рейхстаг, сердечно благодарят Вас, Нина Валериановна, за концерт, за доставленную радость». Бесконечно дорог мне этот отзыв, написанный на листке, вырванном из блокнота…»


Информация добавлена: izo RGBI



Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Сайт «Солдаты Победы» —
лауреат конкурса
«Слава РОССИИ» 2014 г.
Проект «Формирование и продвижение идеологии евразийской интеграции на основе традиционных ценностей, эстафеты поколений и сохранения памяти Победы»

РВИО

РВИО Москва

Книга «История, рассказанная народом»

"Почта ПОБЕДЫ"

Письма Бессмертного полка

Торговый дом "БИБЛИО-ГЛОБУС"

Книга Победы

"Народный Покров Победы"

Помним, чтим, храним

"Искусство - фронту"

Они сражались за Родину!