ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



5 декабря 1941 года началось контрнаступление наших войск под Москвой.

После несильной артподготовки наша пехота, кое-кто на лыжах и в белых маск-халатах, начали наступление. В первые часы боя было освобождено несколько населенных пунктов (Дорохово, Лопухово и др.).

Немцы не имели зимней одежды, некоторые были даже в пилотках и женских платках, заматывались крестьянской теплой одеждой, силой отобранной в мирных жителей, или просто замерзали в глубоком снегу.

Я был командиром взвода управления артдивизиона, в обязанности входило разведка и нанесение на топографическую карту целей для дальнейшего уничтожения их нашими снарядами. Начальником штаба нашего отдельного артдивизиона был младший лейтенант Дюбанов Мина Андреевич, грамотный артиллерист, кадровик и душевный человек. За несколько боев мы подошли к городу Можайск с небольшими человеческими потерями. На пути наступления моя 60-я бригада освободила лесное селение Петрищево. Мы видели свеженасыпанную могилку партизанки, которая поджигала конюшни с немецкими лошадьми и обрывала телефонные провода. Когда ее поймали немцы, она назвала себя партизанкой Таней. После издевательств над молодым телом партизанки ее повесили на сельской площади, а потом местные жители захоронили на центральной площади. Позже у одного из убитых немцев нашли фотографии Тани и тех немцев, которые ее терзали. Потом наша контрразведка установила точно, кто это была партизанка, которая называлась Таней. В действительности это были фотографии настоящей партизанки Зои Космодемьянской.

Как «пожалели» врага.

В ночь на 1 января 1942 года по данным нашей разведки и моего НП на усадьбе церковного собора г. Можайска сосредоточились войска противника, да еще с тяжелым оружием. Хотя исходные данные для нашего артиллерийского налета нами были подготовлены, однако вести огонь тяжелыми орудиями по святыням нашего народа мы не могли и приказа такого не последовало. А фашистов уничтожили окружением с применением легкого оружия.

Огонь на себя.

В боях за железнодорожную станцию Можайск мне с группой солдат и офицеров пришлось оборонять окруженный немцами железнодорожный вокзал. В критическое для нас время и при большом скоплении противника мы вызвали огонь наших орудий на себя, а сами спрятались в подвалах и больших кассовых сейфах. Враг был разбит.

По «ишаку».

Где-то в конце зимы 1942 года уже после боев за г. Можайск в районе крупного лесного массива я через стереотрубу заметил непривычные вертикальные столбы дыма, сопровождающиеся сильным «грубым» скрипом, как будто бы изрыгающиеся огромными ишаками. От моего НП было несколько сот метров.

Я был командиром взвода управления артдивизиона на передовой стрелкового батальона, которого я поддерживал. Просматривались действия прислуги миномета . Это вел огонь немецкий реактивный шестиствольный миномет, пока неизвестное нам немецкое новое оружие такого калибра.

По разрешению командира дивизиона Яковлева В. был произведен залповый огонь батареи по огневой позиции миномета (по «ишаку»).

В стереотрубу точно было видно уничтожение нашим огнем немецкого реактивного миномета вместе с его расчетом.

Кто кого пленил.

Запомнился случай под селом Полушино, зимой 1942года. Мы на НП ожидали повозочного солдата, который должен был доставить пищу в термосе, но он задерживался. И тут мы с удивлением увидели нашего доставщика пищи ведущего под уздцы лошадь. А на лошади восседал человек в немецкой форме, не по зимнему одетый да еще в развернутой на уши пилотке. Оказывается наш посыльной за пищей заблудился в лесу и встретил заблудившегося там немца. Наш боец не смог снять винтовку, которая была прижата термосом к спине. Немец заставил бойца слезть с лошади и угрожая оружием накормить его. Изрядно подкрепившись нашим солдатским обедом, он залез на лошадь и заставил нашего солдата везти в предполагаемое расположение немецкой части. Но наш боец не растерялся и по звуку выстрелов миномета удачно вывез немца с ценными сведениями в расположение позиции наших минометчиков и моего НП.

Весточка с плена.

Была середина лета 1942 года. Когда под Москвой стабилизировалось положение наших войск, воины и гражданское население сооружали деревянно-землянные укрепления и заграждения на танко- опасных и мото- опасных направлениях. Наша 60-я отдельная Краснознаменная бригада отразила контрнаступление немецких войск. Против нашей бригады неединижды были атаки отборных частей немецкой армии. Наша авиация уже набирала превосходство над немецкими асами. Было ясное превосходство в огневом отношении наших войск над противником. К лету 1942 года положение наших войск и немецких стабилизировалась в обоюдной обороне. Это было недалеко от Вязьмы. Под покровом глубочайшей секретности наша 60-я бригада вместе с 62-й морской бригадой ночью в непосредственной близости к фронту погрузилась под обстрелом тяжелых немецких орудий в закрытые вагоны.

Характерно запомнилось навсегда, что большинство выпущенных немцами тяжелых снарядов не взрывались. Уже после войны стало известно, что наши узники немецких лагерей, работающие на немецких заводах при малейшей возможности не доводили снаряды до боевого взрыва. Наш путь лежал на Кавказ.

С чего начинается Родина.

После успешных боев под Москвой партийной комиссией летом 1942 года партийной комиссией 60 осбр я был принят членом ВКП(б). Один из членов парткомиссии, кажется Ющенко, имя и отчество не помню рассказывал членам парткомиссии о том, что он был уполномоченным ЦК КП(б)У по вопросам коллективизации на моей родине в с. Дуниновка на Полтавщине и квартировал у моего дедушки Поддубного Игната Павловича.

На Кавказ.

Под покровом ночи в середине лета 1942 года с Подмосковья мы отправились на юг.

На одной из узловых станций во время нашей стоянки я был дежурным по эшелону. Рядом на запасных путях стояли эшелоны с эвакуированными людьми и заводами.

Возле одного из вагонов я встретил земляков из г. Золотоноши, Украина.

Я распорядился выдать посильную помощь продовольствием, несколько десятков буханок хлеба и другое, чтобы им было что поесть по пути к месту следования. Земляки собирались в спешке, для себя впрок все не заготовишь, главное было не оставить оборудование врагу.

На больших скоростях несколько наших эшелонов прибыли в город Астрахань. Была ранняя осень 1942 года.

В порту Астрахань погрузились на корабли и баржи разной вместимости вместе с техникой, боекомплектом и военным имуществом. Таким образом мы превратились в морской десант, не зная куда плывем. Плыли мы 430 км под постоянным наблюдением, бомбежкой и психологическим воздействием вражеской авиации (звуковые сирены, пожары).

Имелись потери в людях и технике. Некоторые пытались спастись вплавь, выпрыгивали с плавсредств и погибали.

В конце пути, перед г. Махачкалой почти весь личный состав наших бригад одолела морская болезнь так, что разгрузку плавсредств мы производили с помощью солдат гарнизона и комсомольцев города. Запомнился концерт Московских артистов в городе Махачкале.

На Кавказе.

После кратковременного отдыха и лечения от дезинтерии мы погрузились в эшелоны и отбыли в направлении к г. Грозному, защищать грозненскую нефть.

Прибыли мы в селение Хасавюрт и приняли встречный бой с врагом близ Моздока. Шли тяжелые бои, у немцев было много танков, мы своими орудиями стреляли прямой наводкой, отбивая многочисленные атаки.

Надо отметить, что на Кавказе от Северного и до Закавказья окопных боев не было из-за каменистой почвы, а были тяжелые встречные бои. Здесь на каменистой почве, особенно в горах, поражающая сила осколков от бомб, мин и снарядов увеличивалась осколками камней.

Стратегический план немецко-фашистского командования захватить Кавказ и обеспечить себе путь в страны Ближнего Востока и Индию не осуществился.

Запомнились бои за Грозненскую нефть. Когда у немцев уже не было перспектив захватить Грозный, они подожгли нефтехранилище рассчитывая, что огненная лавина сожжет город вместе с нашими войсками и населением. Дым пожарища от горящих нефтехранилищ был виден на 150 км.

Но город выстоял. Следующий бой мы приняли в станице Архоновская. Здесь я был ранен в лицо, но поле боя не оставил, командуя батареей.

В одном месте, недалеко от Малгобека немцы танковой атакой пытались взломать нашу оборону и выйти по направлению к Грозному. Наши саперные части поставили мощные огнеметы, температура достигала такого предела, что их танки при соприкосновении сплавлялись вместе, образуя таким образом преграду для следующей лавины атакующих танков. Все вокруг плавилось и немецкой пехоте там делать было нечего. Кажется это была Алханчузская долина. После ее назвали «Долина смерти».

Следующая попытка немцев прорваться вглубь Кавказа была сорвана нашими войсками в районе селений Верхний Курп и Нижний Курп. Здесь героически погиб мой товарищ из г. Харькова Полунов Борис, старший лейтенант, командир батареи. Отец его работал бухгалтером Харьковского тракторного завода и был эвакуирован вместе с заводом в Среднюю Азию.

На Северном Кавказе дальнейший стратегический план немцев был прорваться через город Нальчик и выйти на Беслан, затем на г. Орджоникидзе. На пути движения немцев в сторону г. Нальчик было селение Плановское перед которым был узкий проход вглубь Кавказа между горами. Этот проход Эйхотовские ворота был перекрыт нами, в результате немцам пришлось продвигаться в обход на г. Нальчик.

Наиболее значительное сражение наших войск с прорвавшимся противником было на берегу р. Терек близ станицы Алхонская. Большая танковая группа противника в районе станицы Гизель пытались смять передовые части наших войск в том числе и нашу 60 осб. Мы били прямой наводкой по танкам, снарядов было достаточно, орудийные расчеты опытные, а командиром дивизиона был капитан Яковлев Валерий. Здесь он погиб и похоронен в станице Алхонская. Я был награжден орденом Красной Звезды. Наша 60 осб после этих боев была награждена орденом Боевого Красного Знамени и стала именоваться Краснознаменной 60 оксб.

После боев под Гизелью немецкая активность не наблюдалась. Значительные наступательные действия немецких войск на Северном Кавказе прекратились.

Черту боям на Северном Кавказе было подведено нашими полевыми войсками и войсками НКВД под Орджоникидзе (Владикавказ). А события разворачивались таким образом:

Немецкое командование рассчитывало высадить крупный авиадесант с легкими танками на парашютах в начале высокогорной Военно-Грузинской дороги возле г. Орджоникидзе.

В конце лета ,точно дату не помню , такой авиадесант немцы устроили высадив с транспортных самолетов пехоту с тяжелым оружием(танками)

Нашим командующим на Северном Кавказе было разгадано стратегия поведения немецких войск.

Таким образом десантная пехота немцев была расстреляна еще в воздухе. Повторных намерений немцы не предпринимали. Военно-Грузинская дорога не была захвачена немцами.

В это время немецкое командование замышляло выйти на Закавказье через Новороссийск. Поэтому наша 60 ОКСБ и другие соединения были переброшены железной дорогой из Махачкалы через Дербент в направлении Азербаджана, на границу нейтральной Турции.

После кратковременной остановки путь лежал в г. Ереван . В Тбилиси прошли мы санитарную обработку и далее путь лежал на Сухуми по железной дороге. В Сухуми мы выгрузились. На то время небыло железнодорожного сообщения Сухуми – Сочи(побережье Чорного моря) поэтому пешим маршем мы двинулись по берегу Чорного моря на Сочи. Здесь артиллерия продвигалась на конной тяге.

Затем в Сочи погрузились в железнодорожные вагоны и выгрузились в городе Туапсе.

Такая деталь –город Туапсе и порт были полностью разрушены немцами, авиацией, а с моря подводными лодками и кораблями противника. Дальше из Туапсе мы своим ходом вдоль кромки моря вышли на Геленжик. Здесь наша бригада влилась в состав 18 армии, которая держала оборону в районе горы Сахарной под Новороссийском. Штаб армии в селении Станичка. Артобстрел немцев в сторону Новороссийска и поддержку десанта на Малой земле мы вели через Цемескую бухту. Однажды в станице Архипово-Осиповка проходил слет ударников – фронтовиков, где и мне пришлось участвовать и лично общаться с начальником политотдела 18 армии Брежневым Л.И. Станица Архипа и Осипа названа в честь полных Георгиевских кавалеров первой мировой войны жителей этой станицы.

13 марта 1943 года я был тяжело ранен в голову в районе станицы Шапшугская, недалеко от горы Сахарная голова. Мой НП неожиданно обстрелял немецкий бронепоезд, по которому я давал целеуказания нашим орудиям.

Благодаря усилиям фельдшера земляка Редько я остался жив, меня перевязали и доставили в госпиталь города Геленжика. Такая деталь, в то время был традиционный для здешних мест сильный ветер норд-ост, который чуть не опрокинул машину с ранеными. Меня поместили в эвакогоспиталь, затем морским охотником, нас раненых перевезли в город Сочи. Нас лечили лучшие московские врачи (хирург Агапов). Я лечился три месяца. После медкомиссии был направлен опять на фронт в свою 60-ю ОКСБ и принял свою батарею, которая была уже на Донбассе под городом Сталино. Дальше шли бои за Донбасс, форсирование Сиваша , освобождение Крыма. С нового ранения я был демобилизован временно. Такое мое участие за независимость нашей Родины.

В конце войны я работал заведующим райсобеса некоторое время, потом заведующим военным отделом Драбовского райкома партии, а дальше перешел на педагогическую работу.


Информация добавлена: Павел Поддубный



Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Сайт «Солдаты Победы» —
лауреат конкурса
«Слава РОССИИ» 2014 г.
Фонд содействия развитию духовно-нравственных ценностей «Память побед»

Проект «Формирование и продвижение идеологии евразийской интеграции на основе традиционных ценностей, эстафеты поколений и сохранения памяти Победы»

РВИО

РВИО Москва

Книга «История, рассказанная народом»

"Почта ПОБЕДЫ"

Письма Бессмертного полка

Торговый дом "БИБЛИО-ГЛОБУС"

Книга Победы

"Народный Покров Победы"

Помним, чтим, храним

"Искусство - фронту"

Они сражались за Родину!