ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Этот эпизод из своей фронтовой жизни мне рассказал ветеран Великой Отечественной войны, житель г.Челябинска Полецкий Михаил Тимофеевич. Рассказал не случайно, такое вряд ли забудешь. Первый бой, первые потери друзей, кровь, холодное дыхание смерти,  которая тысячами своих посланцев в виде пуль, осколков снарядов, авиабомб норовит поразить все живое на поле боя. Ему повезло, он остался жив и вернулся с фронта домой. Но первый бой помнит, несмотря на возраст, подробно.  Молодым 19-летним парнем Михаил Полецкий  был призван в 1942 году в ряды Красной Армии. Попал в учебный танковый полк, а затем в составе 152 батальона 69 танковой бригады направлен из Челябинска в  Сталинградскую область.  Там в ноябре 1942 года советские войска готовились нанести удар для прорыва фронта и последующего окружения 6 армии Паулюса в  Сталинграде.  Первый бой, в котором  Михаил Тимофеевич  участвовал, произошел 19 ноября 1942 года. На дворе была осенняя, пасмурная, дождливая, промозглая погода. Развернувшись для атаки из района хутора Клетско-Почтовский, танки помчались на противника в направлении станицы Клетская. Оборону в этом месте занимали румынские воинские части. Одеты танкисты были в короткие шинели, на головах шлемофоны. Полецкий был в экипаже стрелком - радистом. Его место располагалось справа от механика - водителя. Двигатель машины надрывно завывал. Тридцатьчетверка подминая  гусеницами  мягкую землю Сталинградской степи, бежала достаточно быстро и  ровно. Вдруг машина дернулась, несколько секунд проехала юзом и встала.  Еще не успев осознать происшедшее, Михаил увидел  на полу под ногами  вязкую, темного цвета жидкость. В мозгу стремительно пронеслась мысль, это солярка. Сюда она могла попасть только  в случае повреждения  бензопровода, вызванного попаданием вражеского снаряда. Мозг еще не осознал происшедшее, а тело, подчиняясь  инстинкту самосохранения, уже начало движение к люку механика-водителя Дорофиенко. Михаил  бросил взгляд  налево в сторону места командира. Там через обмякшее на сиденье тело командира танка старшего лейтенанта Николая Гуськова  пытался вырвать наверх заряжающий, у которого также не было своего люка для эвакуации. Люк механика-водителя  как на зло, несмотря на усилия  более старшего по возрасту, чем остальные члены экипажа,  водителя, не открывался. Совместными усилиями им удалось  его сдвинуть. Вылезая, Михаил зацепился за что-то шинелью со спины. Времени смотреть, предпринимать какие-то действия для того, чтобы отцепиться, не было. В любой момент мог возникнуть пожар, а затем взорваться боекомплект. Тогда неминуемая смерть. Михаил так рванулся вперед, что шинель на его спине разорвалась от лопаток до самого обреза. Выбравшись из танка, они бросились на землю, прижатые к ней  пулями и осколками, пролетавшими над ними.  Танк пока не горел. Несмотря на опасность вероятного возгорания, надо было идти к машине и спасти командира, иначе военный трибунал. Они подползли  к танку. Взобравшись на броню, стали вытаскивать еще живого Гуськова. Это им удалось. Старший лейтенант был в сознании. Он стонал от боли, которую ему причиняли раны от осколков поврежденной снарядом брони. Крупный осколок, размером  с кулак,  торчал прямо в кости бедра. Кровь заливала рану, сочилась из нее и впитывалась в одежду.   «Застрели меня Полецкий» - слабым, искаженным от боли, полным страданий  голосом проговорил командир.    Спустя несколько минут он умер на руках Полецкого. Бой уже продвинулся значительно вперед и можно было встать в полный рост. Они молча побрели к дороге. А когда достигли ее, подъехала легковая автомашина. Из нее вышел генерал, в котором  танкисты узнали командира соединения.   «Где ваш танк»- грозно спросил он.  «Вон там, подбит»- они показали на уже дымящуюся машину.  Спустя некоторое время стали подвозить пленных румын. А они, как и другие раненные, забрались в кузов  машины медсанбата и  поехали  в тыловой госпиталь.  Серьезных ранений у Полецкого не было. Но вся порванная сзади шинель вдобавок оказалась еще и посеченной мелкими осколками. К счастью ни один из них не достиг тела солдата.   Николай Николаевич Гуськов, простой учитель из Саратова, как вспоминает Михаил Тимофеевич Полецкий, накануне боя получил письмо от жены. В нем она спрашивала, не струсит ли он в бою. Нет, он не струсил. Николай Гуськов, как и многие советские солдаты, пал смертью храбрых, верный присяге в боях с немецко-фашистскими  захватчиками.


Информация добавлена: Сергей Романов



Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Сайт «Солдаты Победы» —
лауреат конкурса
«Слава РОССИИ» 2014 г.
Фонд содействия развитию духовно-нравственных ценностей «Память побед»

Проект «Формирование и продвижение идеологии евразийской интеграции на основе традиционных ценностей, эстафеты поколений и сохранения памяти Победы»

РВИО

РВИО Москва

Книга «История, рассказанная народом»

"Почта ПОБЕДЫ"

Письма Бессмертного полка

Торговый дом "БИБЛИО-ГЛОБУС"

Книга Победы

"Народный Покров Победы"

Помним, чтим, храним

"Искусство - фронту"

Они сражались за Родину!